Легенда ушедшего племени

Легенда ушедшего племени

Третий день солнце греет по-весеннему.  Снеговик перед домом подтаял и втянул в плечи  голову с морковным носом .  Я прохожу между кустами, спускаюсь с пригорка.  Передо мной широкая полоса снега с петлями чужих следов, затем темная вода и горы в тумане вдалеке.  Мои собаки бегут впереди, краем озера.  Один пес вальяжен, склонен к созерцанию, что необычно для крупной немецкой овчарки; его подруга предана ему до последней шерстинки на хвосте, невероятно быстра, без двух передних зубов, потерянных в драке с огромным маламутом.

Вправо от нас меж двух гор разгорается ранний закат.  Там, где краснеют облака, когда-то стоял Творец всего живого и раскладывал семена равными долями на огромном камне.  Он высился над горами и над озером.  Кожа его лица и рук светилась.  Подул капризный ветер с востока, откуда приходит солнце.  Семена разлетелись по всей земле и от них пошли многочисленные народы.  Увидел Творец: лишь малая горстка семян осталась у него.  Их не хватит на сильное племя, которому не страшны враги.  Взял Он эти семена – они поместились на ладони – и поселил маленький народ  близ глубокого синего озера.  Насадил по горам вокруг озера сосновые леса, пустил в них жить зверей и птиц.  С гор в озеро спустились быстрые реки, по ним поплыли форель и белая рыба: вниз – к озеру; вверх – на нерест.  А на деревьях выросли вкусные орехи.  И всё ж неспокойно на душе у Творца живого, ведь совсем мало семян оставалось у него на ладони.  Кто поможет охотникам найти зверя в голодные месяцы зимы, когда уже сьедены  запасы орехов, вяленой рыбы и желудей, но земля еще покрыта снегом?  Кто предупредит о подступающем недруге, чтобы дать ему достойный отпор? Ведь знает  Он, что с появлением людей на свете начались войны.

Вновь глянул Он и заметил, что пыль и чешуйки от кожи семян остались у него между пальцами.  Встряхнул руками – с громким лаем побежали собаки за людьми вокруг голубого озера.  Крепкогрудые, на широких лапах, не знаюшие страха и предательства.  Обрадовался Творец, похвалил себя за мудрое решение и занялся другими делами, ведь земля была еще очень молодой.

Так рассказывали старики-хранители индейских легенд и традиций.  Они знали, как появились реки и нетерпеливый южный ветер, тайну первого огня и повадки Гром-Птицы.  От взмаха её крыльев трепетали деревья, трескалась и шла пузырями земля и сталкивались горы вокруг озера.

Следуя традиции, каждому ребенку клали на руки еще слепого щенка, чтобы они познали тот недолгий молочный запах друг друга.  Щенки и дети росли вместе.  Поздней весной, когда из долин между гор уходил снег, пробуждались быстрые ручьи и убегали к озеру, они катались в мокрой траве, радуясь, что пережили голодные месяцы и приближается пора изобильной пищи и весёлых людей, которая длилась все лето и осень.

В горах росли посаженные Создателем кедровые сосны, приносившие крупные орехи.  Из орехов делали муку и запасали её на зиму.  К моменту созревания орехов в середине осени племя собиралось на свой главный празднник, продолжавшийся четыре дня, радуясь каждой минуте сытых солнечных дней и богатству земли вокруг них.  Земля давала рыб, птиц и животных в пищу, ветки и сосновую кору  для строительства зимних жилищ.  На земле можно лежать на животе и чувствовать, как остывает к ночи трава и кусты, согретые солнцем.  Или смотреть на снег на вершинах и на чистые  звезды над озером.  А потом можно окликнуть  свою собаку, пойти к большому костру и танцевать долго, поджидая рассвет и начало сбора урожая орехов, перед которым полагалось совершить омовение для очищения тела и души в священном ручье, текущем из глубин пещеры среди берегов из голубой глины.  Много позже и совсем другие люди  найдут в ней серебро.

Зимой охотники уходили далеко в поисках следов, расставляли ловушки.  Они умели подкрасться к осторожным оленям, знали с детства повадки антилоп и тетеревов.  Собаки таились до времени в кустах, чтобы ветер не подхватил их запах и не спугнул зверей.   Старики, дети и женщины ждали охотников с добычей.  Им уступали место у огня и лучшие  куски мяса, которые они разделяли со своими собаками.  Потом охотники долго спали.  Дым от огня уходил в отверстие в крыше.  Собаки дремали подле своих хозяев.

В годы хороших урожаев в племени рождалось много детей; в худые годы к февралю или марту они часто умирали от истощения.  Новые поколения собак бежали в поисках зверя.  Меткие стрелы из веток дикой розы, как тысячу лет назад, быстро летели в цель  и охотники вновь просили у Создателя прошения за отнятую жизнь.

Люди и собаки полагали, что надёжно укрыты от времени крутыми склонами  и густыми лесами, пока однажды весной, незнакомые люди не вышли к озеру, перейдя через перевал, где еще лежал глубокий снег.  Они проваливались по пояс  и тащили за собой измождённых лошадей с поклажей.  Пришельцы носили одежду с головы до пят, в отличие от полуголых охотников и женщин с обнаженной грудью, не знающих стеснения перед глазами природы.

– Почему они такие грязные? – сказал ребенок, прижимаясь к матери.

– Не подходи к ним, они совсем дикие. И почти голые – какое бесстыдство.

– А кто это с ними, мама? Похожи на волков.  Мы таких нигде еще не встречали.

Мать мальчика не нашлась с ответом.

С приходом теплых дней, когда снег сошёл с перевалов, новые караваны стали лостигать берегов голубого озера.  Скот и лошади паслись на землях, где ранее обильно росли ягоды..  Незнакомцы без стеснения опустошали чужие ловушки и, при попытке их вернуть, застрелили двух охотников.  Когда рассеялся пороховой дым, пришельцы подивились преданности незнакомых им животных, сидящих подле своих хозяев, и ушли с добычей к своим семьям, оставив убитых в лесу, где шумел скрытый кустами ивы ручей и на плоском камне на солнце дремала змея.

Горы и леса, которые, повинуясь Создателю всего живого, охраняли это маленькое индейское  племя,  стали всё больше открываться новым поселенцам.  В скальных породах нашли золото.  Шахты вгрызались все глубже в камень, сказочные состояния складывались и проигрывались в течение нескольких дней, а порой и часов.  Леса стали заметно редеть. Кедровые сосны давали замечательную древесину, поэтому их вырубили и переправили на новую лесопилку, не отведав вкуса орехов.  Рядом с лагерями лесорубов поднялись дома, бары и даже тюрьма.  Уже терпеливые мулы везли через перевалы почту, оружие, обеденные сервизы и платья от парижских портных.  Близ того места, где когда-то стоял в раздумье Творец всего живого, к небу быстро поднялась церковь, соперничавшая  в убранстве с публичным домом.

Попытки продолжать привычный образ жизни, сторонясь пришельцев, не удавались.  Боязливые антилопы, распушив на груди шерсть от испуга, ушли первыми, а вскоре птицы и олени стали покидать  приозерный край и охотники уже не могли найти добычу на расстоянии трех, четырех дней, даже недели быстрых переходов.  Все чаще в городках у озера и  в лагерях лесорубов стали появляться старики и женщины, просившие еду, но подавали им неохотно.  Много проще было забыть об этой кучке достаточно грязных почти голых дикарей, которых лишили средств к существованию.  К тому же они не оказывали сопротивления, поскольку считали пришельцев всемогущими существами, борьба с которыми невозможна.

Уже через год ко времени осеннего праздника на месте сосен, полных орехов, оставались только пни в мелком кустарнике.  Приближалась новая худая зима без всяких запасов муки, рыбы, вяленого мяса, когда многие старики и дети должны были умереть…

… Почта запоздала больше, чем на неделю.  Уже прошли первые осенние дожди, дороги к перевалу размыло.  Почтальон, он же телеграфист, начал разбирать письма в три часа пополудни в надежде на оплату за прошлый месяц.  Получив наконец деньги, он решил, что пора пропустить стаканчик, хотя владелец бара через улицу поднял цену на четвертак против лета, ссылаясь на трудности доставки хорошего спиртного.  К вечеру похолодало, ожидалась ранняя зима.  Ночью разыгрался сильный ветер.  Он раскачивал верхушки деревьев, пробегал по пустым зимним жилищам, которые уже начали зарастать травой.   От их строителей остались лишь несколько расплетённых корзин, забытый мяч из оленьей шкуры и круглые лыжи для глубокого снега.  Позже стало известно, что они перевалили через горный хребет и на том их следы затерялись.  Остались лишь несколько легенд и рукопись 140-летней давности в архиве университетской библиотеки, где пахнет старой бумагой.  Автор старательно перечислял дифтонги забытого языка, но работа казалась незаконченной.  Как удалось выяснить, последний носитель языка скончался от старости.  Сохранился еще огромный камень, на котором равными кучками лежали семена, пока не подул восточный ветер.

Собаки, ушли вместе с ними,  со временем расселились по всей земле.  Некоторые, оставшись без хозяев, сбивались в стаи, бродили по лесам и возвращались к голубому озеру.  Постепенно, движимые потребностью жить близ людей, они привыкли к чужим запахам пришельцев, к непривычным звукам их речи, хотя и сторонились непонятных им лошадей.  Ничто более не напоминало о прежних обитателях приозерного края, их время на земле прошло.

Быстро темнеет.  Облачно, луна не видна.  Собаки набегались по берегу и идут рядом.  Мы возвращаемся с прогулки в дом, построенный из кедровых сосен.  Их пришлось насаждать заново, но орехи на них никогда не достигают сочной зрелости.  Когда наше время закончится, что останется после нас?

Advertisements

About paultov

Я живу в США уже более четверти века – первые четыре в Нью-Йорке, остальные в Сан Франциско. По- следние двенадцать лет преподаю финансы и экономику в университетах США и в Европе в режиме онлайн. То, что писал когда-то очень давно, мною забылось. Тем немногим, что написал, и тем, что, надеюсь, еще напишу, я обязан моей жене – моему строгому критику, редактору, ревнителю чистого русского языка и моему другу -известному публицисту.
This entry was posted in Рассказы and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s