Пионер был хорош собой

                                          Пионер в год дракона.

Пионер был хорош собой: широкая грудь, рука с горном, смотрящим прямо в зимнее небо, красивый немного длинноватый нос, и шапка снега на бронзовой голове.   Даже с верхнего пятого этажа нашей школы он был монументален в свете единственного фонаря.

Состязание было назначено на вечер, когда директор и завуч уже не могли нам помешать.

Нас было четверо – два окна, по двое на окно, и – бросать до поражения цели.  М.Ж. – плотный, серьезный и Н.М. – добрейший двоечник с широкой улыбкой простака первыми вышли к барьеру окна.  За ними последовали Р.К. – маленький, злой, быстрый в драке и я.

Команду подала Н.З. , в которую все мы были влюблены в этот год, ведь она так ласково и радостно улыбалась, и у неё были удивительные ямочки под коленками.    

Четверо стояли у окон, в четырех руках были фарфоровые чернильницы-невыливайки, от которых школы отказались пару лет назад. 

Первый залп не был удачен.  Вдребезги разлетелись осколки, ударив о постамент.  Все так же чист и беспечен трубил пионер в свой бронзовый горн, и легкий снег падал ему на голову.

Второй залп принес желанный результат.   Два попадания из четырех – это была серьезная удача.  Одна чернильница ударила в металлическую грудь – звонко разлетелись в стороны осколки.  В полутьме вечера чернильный орден после меткого броска был почти незаметен.   Зато второе попадание закончилось неожиданно тем, что чернильница, надломившись, зависла на носу бронзового героя. 

Мы расходились в задумчивости, убрав с земли осколки чернильниц.  Лишь одна из них висела недосягаемо высоко на красивом длинном носу, и струйка фиолетовых чернил медленно стекала по руке, держащей горн.

На следующее утро наш директор, как самый высокий мужчина в школе, а также по долгу службы, занимался юным бронзовым ленинцем.   Дело могло принять серьезный политический оборот, но, к счастью, при поддержке учителя по труду, державшего лестницу, и краснеющей зав. Уч. частью, которой была доверена талия нашего добрейшего директора, он дотянулся сначала до носа горниста, а потом уже с тряпкой до руки и груди, пораженных чернильной струей. 

Давно это было.  Заканчивался очередной год дракона. 

М.Ж.  ушел первым из класса – от раннего инфаркта. Н.М.  занялся политикой.  Р.К. уехал почему-то в Испанию на заработки.  Неизвестно, что стало с красавицей Н.З.

Ничего уже не сохранилось в нас от тех мечтаний, с которыми мы спешили прожить свою юность.

Скоро, наверно, и не останется никого из тех, кто сразил нашего металлического красавца двумя попаданиями из четырех.  А мне порой кажется, что веселая струйка фиолетовых чернил все бежит по его длинному носу.  И все так же, как тогда, радостна улыбка Н.З.

 

Advertisements

About paultov

Я живу в США уже более четверти века – первые четыре в Нью-Йорке, остальные в Сан Франциско. По- следние двенадцать лет преподаю финансы и экономику в университетах США и в Европе в режиме онлайн. То, что писал когда-то очень давно, мною забылось. Тем немногим, что написал, и тем, что, надеюсь, еще напишу, я обязан моей жене – моему строгому критику, редактору, ревнителю чистого русского языка и моему другу -известному публицисту.
This entry was posted in Рассказы. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s